Мы в соцсетях:
  • facebook
  • VKontakte
  • G+
  • youtube
Подписаться на новости

Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Выберите из списка (обязательно):


Нажимая на кнопку «Отправить» вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения.

Интересные цитаты:

Электронная библиотека философа Александрия
Популярные записи:

Зачем нужна философия?

Фрагмент книги Стефан Свежавски. Святой Фома, прочитанный заново.

Специалист в области истории философии, профессор Стефан Свежавски родился в 1907 году в Польше. Высшее образование получил во Львовском университет. С 1946 по 1976 год преподавал историю средневековой философии в Люблинском университете. Автор многочисленных трудов по философии. Был близким другом Иоанна Павла II.

В наше время говорить о философии Фомы, о философии созерцательного типа значит плыть против течения. Потому что течение, охватившее нас – антифилософское. Важно плыть именно против течения, так, как это делает форель. Потому что именно таким образом мы противостоим той дьявольской мельнице, которая множит лишь дела и функции, не допуская ни размышления, ни спокойного созерцательного вглядывания в действительность.

Стефан Свежавски, cпециалист в области истории философии, профессор.

Стефан Свежавски, cпециалист в области истории философии, профессор.

Философия – это не что иное, и она не должна быть ничем иным, как любовь к мудрости. Это очень сложное дело, требующее трудов и занятий в течение всей жизни.Фома Аквинский сказал, что мудрость является необходимым условием святости, а в XV веке нашелся некто, кто сказал, что не является человеком тот, кто не занимается философией (Пико делла Мирандола).

Таким образом, философия – это необходимое условие человечности; чтобы быть человеком, чтобы раскрывать свою человечность, следует любить мудрость.

Однако не представляется возможным, чтобы каждый занимался столь сложной вещью, как философия.

Значит, мы имеем неверное представление о философии, неверное понятие о ней.

Нужно провести принципиальное разграничение между научной и преднаучной философией.

Научная философия – это философия, понятая как наука, и так же, как всякая иная наука, она имеет свою терминологию, то есть свой технический, трудный язык, свою разветвленную и трудную для понимания историю, историю очень длительную и сложную, потому что она объемлет два тысячелетия и все расы мира. Европейская философия – это лишь малая часть того, что сделано человечеством в области научной философии.

Философия – это необходимое условие человечности; чтобы быть человеком, чтобы раскрывать свою человечность, следует любить мудрость.

Философия – это наука, и наука особенно сложная.

Но рядом с научной философией, то есть научной системой, собранием утверждений, доводов и больших исторических разделов, показывающих, как философские проблемы развивались в течение веков, есть иная, преднаучная философия.

Преднаучная философия приближается к тому, что мы называем народной мудростью, наукой созерцания, остановки, спокойного, глубокого рассмотрения тех или иных вопросов. В той или иной степени все мы связаны с этой философией.

Каждый раз, когда нас охватывает изумление, изумление-восхищение, мы начинаем философствовать. И потому Платон – один из величайших философов мира – сказал, что философия начинается с изумления, изумление рождает философию.

Задачей философии не является улучшение жизни, и одновременно с этим утверждением неоспоримым является тот факт, что философия – один из тех факторов, которые самым успешным образом способствуют решению этой задачи.

Философия не является некоторым жизненным правилом и не дает нам предписаний, как надлежит поступать, но, если это хорошая философия, она возвышает и углубляет нашу культуру мысли и нашу культуру поступков, то есть наш способ мышления и наш способ действования.

* * *

Плато́н, древнегреческий философ, ученик Сократа, учитель Аристотеля.

Плато́н, древнегреческий философ, ученик Сократа, учитель Аристотеля.

Было еще одно верное, хотя и вызывающее удивление имя, которое дали философии. В платоновской школе ее называли когда-то «meditatio mortis» – рассмотрение смерти.

Хорошая философия должна быть школой, которая учила бы нас тому, что только умирание порождает жизнь, что нет жизни без смерти, то есть без умирания одних элементов для становления других.

И это есть вопрос, имеющий колоссальное значение для целостности жизни, для наилучшей, разумной аскезы. Она есть школа, позволяющая нам совершить выбор и указывающая на правильную шкалу ценностей – необходимое мерило для совершенствования нашей жизни.

«Meditatio mortis», или рассмотрение смерти, основывается на том, что мы постоянно – с самого начала нашей сознательной жизни и до ее последнего мгновения – должны совершать выбор. Это рефлексивный, рациональный выбор, потому что мы должны выбирать между большим и меньшим добром, и меньшее добро должно умереть, чтобы росло большее.

Это именно то рассмотрение смерти, которое является рождением и углублением жизни.

Благодаря воспитанию в нас способности к изумлению, благодаря умению правильно оценить ценности, мы своими собственными естественными силами приуготовляем мудрость.

Как мы уже говорили, в своем высшем проявлении мудрость есть дар «горний», а философия в самом точном значении этого слова является приуготовлением к мудрости, «дольним» возделыванием мудрости.

* * *

Делая первые шаги в философии, мы учимся созерцанию.

Развитие отдельных наук, техники, удобств было оплачено неправдоподобно большой ценой – утратой ценностей, содержащихся в созерцательности и мудрости.

 

* * *

Философия как школа созерцания и мудрости является безусловной обязанностью каждого человека, истинной школой жизни.

Однако философию такого рода мы напрасно искали бы среди современных философских течений.

Развитие культуры белого человека привело к тому, что философская мысль, которая возделывалась научно, систематично, пошла в ином направлении, нежели мудрость.

Требуются огромные усилия, чтобы достичь поворота, нужно возвратиться очень далеко, не только на десятки, но и на сотни лет назад, чтобы в нашей пучине мысли найти ценности, могущие служить нам путевыми вехами в нашей каждодневной жизни.

 

* * *

Более того, речь идет о том, чтобы мудрость, которой мы учимся и к которой присоединяемся, была бы мудростью универсальной, годящейся для всех рас и всех культур.

Дело этого поиска, этого выбора очень трудное.

 

* * *

Если мы не сумеем разбудить в будущих поколениях способности к созерцанию и изумлению, мы будем поглощены культурой, которая не сможет обратить внимания на эти ценности и творчески их развивать. Вот почему нам нужна философия.

Фома́ Акви́нский, философ и теолог XIII века, систематизатор ортодоксальной схоластики, учитель церкви.

Фома́ Акви́нский, философ и теолог XIII века, систематизатор ортодоксальной схоластики, учитель церкви.

* * *

Если в каждом великом философском творении есть целые разделы, такие, как философия природы, философия человека и философия общества, зависящие от пространственно-временных условий, то и в каждой истинной философии, у каждого великого философа есть набор таких идей, таких мыслей и таких концепций, которые выходят за пределы времени. Именно то, что остается вечно молодым, остается вечно актуальным. Эта нестареющая сердцевина должна быть извлечена из каждой философской мысли, должна быть оживлена и обрамлена нашими сегодняшними философскими размышлениями. И поэтому св. Фома может быть нашим проводником, как может быть им Платон, Аристотель, Будда, каждый великий мыслитель.

 

* * *

Нужно хорошо уяснить себе, что развитие философского мышления не похоже на развитие естественных наук, но ближе всего к развитию искусства.

Например, классические достижения архитектуры не стареют. Ценность достижений египетской или греческой архитектуры абсолютно нерушима, несмотря на то, что они появились много веков или даже тысячелетий назад. Искусство, когда оно достигает своих вершин, классическое искусство, переступает границы времени и остается вечно молодым. Красота дорической колонны навсегда останется красотой, то есть чем-то таким, что абсолютно не может устареть.

Чем более нечто приближается к этим великим, классическим ценностям, тем ближе оно к вечной молодости.

И точно также философские переживания, если они подобны жизни настоящего искусства, подобны жизни внутренней.

Действительно, было бы абсурдом, если бы мы сказали, что достижения внутренней жизни ап. Павла, или св. Фрациска, или Терезы великой сегодня устарели. Сущность этих достижений, переживаний и мистических свидетельств является абсолютно вневременной.

 

Смотреть полный текст книги Стефан Свежавски. Святой Фома, прочитанный заново.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники