Мы в соцсетях:

  • facebook
  • VKontakte
  • G+
  • youtube

Подписаться на новости

Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Выберите из списка (обязательно):


Нажимая на кнопку «Отправить» вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения.

Интересные цитаты:


Электронная библиотека философа Александрия

Популярные записи:

Мишель де Монтень

Мишель де Монтень (1533 – 1592)

Французский философ эпохи Возрождения, писатель, юрист, политик.

Биография

М. Монтень родился в купеческой семье, родовое имя которой было Эйкем. Изучал философию в Гийеньском колледже и университете города Бордо. Продолжил обучение в Тулузском университете. С 1557 был членом парламента Бордо, дважды становился мэром Бордо. На его взгляды повлияли идеи стоицизма и скептицизма.

Французский философ эпохи Возрождения, писатель, юрист, политик.

Французский философ эпохи Возрождения, писатель, юрист, политик.

Не стремясь к созданию собственной философской системы, выступил основоположником жанра философско-моралистического эссе в европейской культуре. Был общеизвестен как глубокий знаток и тонкий интерпретатор классической традиции. Целью творчества Монтеня было написание своеобразного “учебника жизни”, так как по мнению Монтеня “нет ничего более прекрасного и оправданного, чем хорошо и честно исполнить роль человека”.

Основные работы

“Опыты” (в трех книгах); “Путевой журнал” (написан в жанре индивидуального дневника в 1580 — 1581).

Основные идеи

О Боге
Монтень рассматривает Бога как абстрактную сущность, не имеющую никаких конкретных черт, вечную, вневременную, не определенную никакими атрибутами. Он растворим в бесконечном, в природе, в “великом целом”. За идеей Бога Монтень признает, таким образом, некую непостижимую первопричину. Слабость человеческого разума, по словам Монтеня, не в состоянии рационально обосновать веру, которая может быть обнаружена только в “откровении”.

“Если бы мы воспринимали бога путем глубокой веры, если бы мы познавали его через него самого, а не с помощью наших усилий, если бы мы имели божественную опору и поддержку, то человеческие случайности не в состоянии были бы нас так потрясать, как они нас потрясают. Наша твердыня не рушилась бы от столь слабого натиска.

…Если бы этот луч божества как-нибудь касался нас, он проявлялся бы во всем: это сказалось бы не только на наших речах, но и на наших действиях, на которых лежал бы его отблеск; все исходящее от нас было бы озарено этим возвышенным светом”.

Замок Монтень был почти полностью разрушен во время пожара 1885, но башня, в которой располагалась библиотека Монтеня, не пострадала и не претерпела никаких изменений с XVI века.

Замок Монтень был почти полностью разрушен во время пожара 1885, но башня, в которой располагалась библиотека Монтеня, не пострадала и не претерпела никаких изменений с XVI века.

Обучение и воспитание
Подлинное образование – это результат внутренней работы и усвоения. Только то, что стало внутренним знанием, становится достоянием человека, и если «можно быть ученым чужой ученостью, то мудрыми мы можем быть лишь собственной мудростью».

Любой материал надо успеть осмыслить, сделать своим и обязательно применять полученные знания в жизни. Такие качества, как благоразумие, честность и решительность должны стать неотъемлемым свойством души, которая бы направлялась и формировалась «не столько наставлениями и словами, сколько примерами и делами». Так не на словах, а на деле приобретаются знания о праве и понятия о чести и благородстве.

В воспитании важную роль играет наставник. Именно он, согласно Монтеню, должен рассказать своему питомцу «…каким бог повелел тебе быть; какое место он уготовил тебе между людьми; чем мы являемся и зачем он нам даровал бытие» .

С раннего детства, по Монтеню, надо прививать навык к добру – к внутреннему, стойкому неприятию жестокости, лжи и предательства. Человеку важно иметь твердые моральные принципы, чтобы сама мысль о пороках, какую бы личину они не принимали, была ненавистна ему. Как говорили пифагорейцы, «пусть твоим главным судьей станет совесть».

О дружбе
Монтень говорит об умении дружить, где под дружбой понимаются глубокие узы, полное доверие и взаимная поддержка. Рассматриваются такие отношения с другими людьми, где нет места выставлению себя напоказ, мелочному желанию “выделяться среди других и прослыть умнее других”.

Гораздо важнее совершенствовать самого себя. Монтень советует: “Пусть он довольствуется исправлением самого себя и не корит другого за то, что ему самому не по сердцу”. Толерантность, скромность дают возможность видеть и слышать другого, не упорствовать в своих заблуждениях, а искать истину и преклоняться перед ней, “складывать перед нею оружие, независимо от того, открылась ли она его противнику или озарила его самого”.

Философский подход к жизни
Мишель Монтень жил в трудные времена – Варфоломеевская ночь, эпидемия чумы, религиозные войны, – он называет свой век «настолько свинцовым, что не только сама добродетель, но даже понятие о ней – вещь неведомая».

Не смотря на это, у Монтеня были собственные критерии, которыми он руководствовался в вопросах чести и справедливости. Он настоящий философ, и его философия – живая, реальная, ясная и жизнеутверждающая.

«Отличительный признак мудрости – это неизменно радостное восприятие жизни; ей, как и всему в надлунном мире, свойственна никогда не утрачиваемая ясность».

Статуя Мишеля Монтеня из белого мрамора скульптора Доминика Фортюне Маггеси (1858), Бордо, Площадь Кенконс

Статуя Мишеля Монтеня из белого мрамора скульптора Доминика Фортюне Маггеси (1858), Бордо, Площадь Кенконс

Цитаты

Если хочешь излечиться от невежества, надо в нем признаться.

*                    *                     *

Тому, кто не постиг науки добра, всякая иная наука приносит лишь вред.

*                    *                     *

В начале всяческой философии лежит удивление, ее развитием является исследование, ее концом – незнание.

*                    *                     *

Умение достойно проявить себя в своей природной сущности есть признак совершенства и качество почти божественное. Мы стремимся быть чем-то иным, не желая вникнуть в свое существо, и выходим за свои естественные границы, не зная, к чему мы по-настоящему способны. Незачем нам встать на ходули, ибо и на ходулях надо передвигаться с помощью своих ног. И даже на самом высоком из земных престолов сидим на своем заду.

*                    *                     *

Разумный человек не потерял ничего, если он сохранил самого себя.

*                    *                     *

Люди ничему не верят так твердо, как тому, о чем они меньше всего знают.

*                    *                     *

Мы рождены для поисков истины.

*                    *                     *

Душа, не имеющая заранее установленной цели, обрекает себя на гибель, ибо, как говорится, кто везде, тот нигде. [I, VII, 36]

*                    *                     *

Тысяча путей уводят от цели, и лишь один-единственный ведет к ней. [I, IX, 41]

*                    *                     *

Ларец из замка Монтеня, в которой 1770 аббатом Жозефом Прюн было найдено рукопись «Путника дневника» Монтеня. Дневник был опубликован 1774.

Ларец из замка Монтеня, в которой 1770 аббатом Жозефом Прюн было найдено рукопись «Путника дневника» Монтеня. Дневник был опубликован 1774.

Где бы ни окончилась ваша жизнь, там ей и конец. Мера жизни не в ее длительности, а в том, как вы использовали ее: иной прожил долго, да пожил мало; не мешкайте пока пребываете здесь. Ваша воля, а не количество прожитых лет определяют продолжительность вашей жизни. Неужели вы думали, что никогда так и не доберетесь туда, куда идете, не останавливаясь? Да есть ли такая дорога, у которой не было бы конца? [I, XX, 114]

*                    *                     *

…Со страданием дело обстоит так же, как и с драгоценными камнями, которые светятся ярче или более тускло, в зависимости от того в какую оправу мы их заключаем; подобно этому и страдание захватывает нас настолько, насколько мы поддаемся ему. [I, XIV, 68]

*                    *                     *

Надо иметь жен, детей, имущество и, прежде всего, здоровье, кому это дано: но не следует привязываться ко всему этому свыше меры, так, чтобы от этого зависело наше счастье. Нужно приберечь для себя какой-нибудь уголок, который был бы целиком наш, всегда к нашим услугам, где мы располагали бы полной свободой, где было бы главное наше прибежище, где мы могли бы уединятся. Здесь и подобает нам вести внутренние беседы с собой и притом настолько доверительные, что к ним не должны иметь доступа ни наши приятели, ни посторонние; здесь надлежит нам размышлять и радоваться, забывая о том, что у нас есть жена, дети, имущество, хозяйство, слуги, дабы, если случится, что мы потеряем их, для нас не было бы чем-то необычным обходится без всего этого. Мы обладаем душой, способной общаться с собой; она в состоянии составить себе компанию; у неё есть, на что нападать и от чего защищаться, что получать и чем дарить. [I, XXXIX, 293]

*                    *                     *

Когда Господь дает нам возможность подготовиться к нашему переселению, используем ее с толком; уложим пожитки; простимся заблаговременно с окружающими; отделаемся от стеснительных уз, которые связывают нас с внешним миром и отдаляют нас от самих себя. Нужно разорвать эти на редкость крепкие связи. Можно еще любить то или другое, но не связывая себя до конца с чем-либо кроме самого себя. Иначе говоря: пусть все будет по-прежнему близко нам, но пусть оно не сплетается и не срастается с нами до такой степени прочно, чтоб нельзя было его отделить от нас, не ободрав у нас кожу и не вырвав заодно кусок мяса. Самая великая вещь на свете – это владеть собой. [I, XXXIX, 295]

*                    *                     *

Дружба становится тем желаннее, чем полнее мы наслаждаемся ею; она растет, питается и усиливается лишь благодаря тому наслаждению, которое доставляет нам, и так как наслаждение это – духовное, то душа, предаваясь ему, возвышается. [I, XXVIII, 230]

Монтень украсил свою библиотеку афоризмами античных авторов греческой и латыни. Единственное высказывание французской - его собственная знаменитая формула: «Que sais-je?» («Что я знаю?»). Рядом с его письменным столом было выражение Теренция: «Я человек и думаю, что ничто человеческое мне не чуждо».

Монтень украсил свою библиотеку афоризмами античных авторов греческой и латыни. Единственное высказывание французской — его собственная знаменитая формула: «Que sais-je?» («Что я знаю?»). Рядом с его письменным столом было выражение Теренция: «Я человек и думаю, что ничто человеческое мне не чуждо».

Литература

  1. М. Монтень. Опыты. В трех книгах. Спб., “Кристалл”, “Респекс”, 1998.
  2. Всемирная энциклопедия: Философия. М., “Аст”, 2001.
  3. П.С. Таранов. 120 философов. Симферополь, “Реноме”, 1997.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники