Мы в соцсетях:
  • facebook
  • VKontakte
  • G+
  • youtube
Подписаться на новости

Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Выберите из списка (обязательно):


Нажимая на кнопку «Отправить» вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения.

Интересные цитаты:

Электронная библиотека философа Александрия
Популярные записи:

КАНТ Иммануил

Краткие тезисы

Кант (1724-1804) — основоположник немецкой классической философии.

Канта сравнивают с Сократом. Ибо философия его человечна. Кант размышлял о законах бытия и сознания с одной только целью: чтобы человек стал человечнее. Кант все называет своими именами.

«Откуда и куда бы ни шел мыслитель по философской дороге, он должен пройти через мост, название которому – Кант » литературовед Я. Э. Голосовкер

 

«Имей мужество пользоваться собственным умом.» Кант

«Две вещи наполняют душу все новым и нарастающим удивлением и благоговением, чем чаще, чем продолжительнее мы размышляем о них, -звездное небо надо мной и моральный закон во мне». Кант

«Страшен бог без морали». Кант

Краткая биография Канта

Иммануил Кант родился в 1724 году в Кенигсберге

Иммануил Кант родился в 1724 году в Кенигсберге

Иммануил Кант родился в 1724 году в Кенигсберге, где и прожил до самой смерти в 1804г., лишь однажды покинув город на некоторое время для преподавательской деятельности.
Он окончил Collegium Fredericianum, в котором было сильное влияние пиетизма. В 1740г. он поступает в университет, где начинает изучать физику и ньютоновскую механику. В 1755г. получает звание приват-доцента в Кенингсбергском университете. В 1769 г. отклоняет предложение преподавать в Йене. В 1770г. становится ординарным профессором.

Важные даты:
1781 — «Критика чистого разума» вышла в свет.
1785 — «Основы метафизики нравов».
1788 — «Критика практического разума».
1790 — «Критика способности суждения».
1797 — «Метафизика нравов».

Кант отличается глубоким религиозным пиетизмом и нравственной чистотой, а также необычайной энергией в работе и неизменностью привычек.
С детства будущий философ отличался хилым здоровьем, ему предрекали короткую, непродуктивную жизнь. Он прожил долгие, изобильные творчеством годы, никогда не болел. Этого он добился силой своей воли. Он разработал строгую систему гигиенических правил, которых неукоснительно придерживался, и добился поразительных результатов. Кант сделал самого себя. И в этом отношении он уникален.

Кант был низкого роста (157 сантиметров) и тщедушного телосложения. Искусство портного и парикмахера помогало ему скрывать недостатки внешности; белокурые волосы, живые умные голубые глаза, высокий лоб, уменье хорошо держаться делали его вполне привлекательным. Одевался со вкусом, в пределах тогдашней моды. (К моде Кант относился снисходительно, называл ее делом тщеславия, но говорил: «Лучше быть дураком по моде, чем дураком не по моде».)

Кант вовсе не был затворником, отшельником, человеком не от мира сего. По природе он был общителен, по воспитанию и образу жизни — галантен.

Памятник Иммануилу Канту в Калининграде

Памятник Иммануилу Канту в Калининграде

Ученик Канта Гердер оставил не только выразительную картину духовных исканий Канта, но и яркий словесный портрет своего учителя.

«С благодарной радостью, — писал он, — я вспоминаю свое знакомство в молодые годы с философом, который был для меня подлинным учителем гуманности. В цветущие годы своей жизни он обладал веселой бодростью юноши, которая, несомненно, останется у него и в глубокой старости. Его открытое, как бы созданное для мышления чело несло печать просветленности, из его уст текла приятная речь, отличавшаяся богатством мыслей. Шутка, остроумие и юмор были средствами, которыми он всегда умело пользовался, оставаясь серьезным в момент общего веселья.

Его лекции носили характер приятной беседы; он говорил о каком-нибудь авторе, но думал за него сам, развивая дальше его мысли, при этом ни разу за три года, в течение которых я его слушал ежедневно, я не заметил у него ни капли заносчивости. Единственной его целью при упоминании этих имен было пробудить порыв к истине, благородный энтузиазм к благу человечества, стремление подражать великому и доброму. Он не знал, что такое интрига; дух сектантства и пристрастности был ему совершенно чужд, он не стремился вербовать последователей, не прилагал специальных усилий к тому, чтобы его имя было на устах у молодежи.

Его философия пробуждала самостоятельную мысль, и я не могу себе представить более действенного средства для этого, чем его лекции; его мысли как бы рождались на ваших глазах, и нужно было развивать их дальше; он не признавал никаких назиданий, диктовки, догм. Естественная история и жизнь природы, история народов и человека, математика и опытное знание были теми источниками, откуда он черпал свою всеоживляющую мудрость. К ним он отсылал своих слушателей; его душа жила обществом…»

Канта сравнивают с Сократом. Ибо философия его человечна. Кант размышлял о законах бытия и сознания с одной только целью: чтобы человек стал человечнее. Чтобы жилось ему лучше. Чтобы не лилась его кровь, чтобы не морочили ему голову утопии и иллюзии. Кант все называет своими именами.

Жизнь Канта – пример единения слова и дела, проповеди и поведения. Он умер со спокойной совестью, с сознанием исполненного долга.
Девиз Канта — «Если ты не повелеваешь своей натурой, она повелевает тобой!» актуален для всех поколений.

Феномены и ноумены Канта.

Чувственность имеет дело с явлениями, феноменами; интеллигибельный, то есть умопостигаемый, предмет Кант называет ноуменом.
Мир, рассматриваемый как феномен, существует во времени и пространстве. В ноуменальном мире, то есть в сфере предметов самих по себе, времени и пространства нет, поэтому нелепо спрашивать, где находится бог и почему он не сотворил мир несколькими веками раньше.
Принципы чувственного познания не должны выходить за свои пределы и касаться сферы рассудка. Кант противопоставляет чувственное и рассудочное знание.


Кант о воспитании человека.

«Два человеческих изобретения можно считать самыми трудными: искусство управлять и искусство воспитывать». Но именно на них зиждется общество. «Человек может стать человеком только через воспитание. Он — то, что делает из него воспитание».
Человека можно либо дрессировать, либо просвещать. Главная цель воспитания — научить думать. Сознательно человек должен пройти четыре ступени воспитания: обрести дисциплину, получить навыки труда, научиться вести себя и стать моральным.
Воспитывать надо личность, то есть свободно действующее существо, обладающее чувством собственного достоинства и сознательно налагающее на себя обязанности члена общества.
Начав лекцию, он прежде всего заботился, чтобы быть понятным. Если нить понимания обрывалась, он останавливался и возвращался назад. В расчет принимались средние способности. «Я читаю не для гениев: они сами себе прокладывают дорогу, но и не для дураков; ради них не стоит напрягаться, а для тех, кто находится в середине и хочет подготовить себя к будущей работе».

Кант любил повторять, что он учит не философии, а философствовать. «Учиться философии» — значит овладевать субъективной стороной ума, запоминать, как кто-то когда-то думал; «учиться философствовать» — значит придавать своим знаниям объективный характер, овладевать способностью оценивать чужие мнения.

В развитии кантианской мысли можно выделить три этапа:
1. Докритический период – до 1771г. включительно, когда Кант начинает работать над своей «Критикой чистого разума».
2. Критический период – до 1790 г., когда публикуется «Критика чистого разума»
3. Посткритический период – с 17907. До конца жизни.

Существует мнение, что Кант в своем развитии от догматической метафизики приходит к критицизму, а затем вновь возвращается к метафизике, очищенной от догм.

Кант всегда открыто провозглашал необходимость Бога и Души.

Читать Канта трудно. Понимать еще труднее. Но понятая мысль радует и возвышает. «У иного замысловатого автора разденешь фразу, освободишь от словесных хитросплетений, и перед тобой банальность, а то и вообще ничего нет.»

 

Основные идеи в произведениях Канта:

 

******

 

ГНОСЕОЛОГИЯ (ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ) КАНТА

«Критики чистого разума.» (1781)

 

«Критики чистого разума» (1781)

 

Задача: Проблема теории познания. Понять что такое подлинное знание – что можем знать и это реально, а что есть иллюзии разума.
Кант видит свою задачу в том, чтобы преодолеть две мировоззренческие позиции, два вида одностороннего и, следовательно, ложного подхода к проблеме познания — догматизм и скептицизм. Кант предлагает третий путь — единственно здравый, по его мнению, — путь критики.
Причем речь идет не о критике каких-либо книг или философских систем, а о критике самого разума, взятого в чистом виде, то есть независимо от какого бы то ни было опыта. Кант намерен изучить инструмент познания, прежде чем пустить его в дело.
«Хочет научиться плавать, не залезая в воду», — иронизировал по этому поводу Гегель

Познакомимся теперь с некоторыми исходными идеями «Критики чистого разума».

1. Всякое знание, по Канту, начинается с опыта, но не ограничивается им. Часть наших знаний порождается самой познавательной способностью, носит, по выражению Канта, априорный (до-опытный) характер. Эмпирическое знание единично, а потому случайно: априорное — всеобще и необходимо. Реальный смысл кантовского априоризма состоит в том, что индивид, приступающий к познанию, располагает определенными, сложившимися до него формами познания.

2. Кант устанавливает различие между аналитическими и синтетическими суждениями. Первые носят поясняющий характер, а вторые расширяют наши знания. Все опытные, эмпирические суждения синтетичны. Это очевидно. Но вот вопрос: как возможны априорные (доопытные) синтетические суждения? Это главный вопрос «Критики чистого разума». В том, что они существуют, Кант не сомневается; иначе научные знания не были бы обязательными для всех. По его глубокому убеждению, все математические суждения априорны и синтетичны. Проблема состоит в том, чтобы объяснить их происхождение.
В результате главный вопрос «Критики» — как возможно чистое, внеопытное знание — распадается на три. Как возможна математика? Как возможно естествознание? Как возможна метафизика в качестве науки?

3. Отсюда три раздела основной части «Критики чистого разума» – трансцендентальная эстетика, аналитика, диалектика. (Второй и третий разделы вместе образуют трансцендентальную логику.)
Трансцендентальной Кант называет свою философию потому, что она изучает переход (transcendo — переходить, переступать) в систему знаний, точнее — конструирование нашей познавательной способностью условий опыта.
Трансцендентальное Кант противопоставляет трансцендентному, которое остается за пределами возможного опыта, по ту сторону познания. Важная проблема кантовского учения — опытные данные, поступающие извне, не дают нам адекватного знания об окружающем нас мире. То, чем вещь является для нас (феномен), и то, что она представляет сама по себе (ноумен), имеет принципиальное различие.
Кант утверждал, что ноумены недоступными никакому познанию, они трансцендентны. Сколько бы мы ни проникали в глубь явлений, наше знание все же будет отличаться от вещей, каковы они на самом деле. Разделение мира на доступные знанию «явления» и непознаваемые, «вещи сами по себе» (или «вещи в себе»).

4. Границы опыта непрерывно расширяются. Но сколько бы ни увеличивались наши знания, эти границы не могут исчезнуть, как не может исчезнуть горизонт, сколько бы мы ни шли вперед.
Познание не знает предела. Верить в науку нужно, но переоценивать ее возможности не следует.

5. А что есть истина? Вопрос каверзный, но для философа неизбежный. Кант не уходит от него, хотя и медлит с ответом. «Уменье ставить разумные вопросы — необходимый признак ума.»

Если вопрос сам по себе лишен смысла, то, кроме стыда для вопрошающего, он имеет еще и тот недостаток, что побуждает к нелепому ответу и создает смешное зрелище: один доит козла, а другой подставляет решето.

Вопрос об истине мучает Канта, так как он понимает невозможность однозначного ответа на этот вопрос. Можно, конечно, сказать, что истина есть соответствие знания предмету, и он неоднократно это говорит, но он знает, что слова эти представляют собой тавтологию. Правильно сформулированный вопрос об истине звучит следующим образом: как найти всеобщий критерий истины для всякого знания? Ответ Канта: всеобщий признак истины «не может быть дан».
Истина — это процесс все более глубокого постижения мира, движение от незнания к знанию, от неполного знания к более полному, движение, которое не может прекратиться, ибо мир неисчерпаем.
Кант был осмотрительный: его трансцендентная вещь «сама по себе» служит напоминанием, что предела познанию нет и быть не может.
Все оговорки и уточнения служат у Канта благородной цели: очистить истину от фантомов, дабы уберечь ее искателей от разочарований.
Страна познания, говорит философ, «представляет собой остров, самой природой заключенный в неизменные границы. Это царство истины окруженное обширным и бушующим океаном, этим средоточием иллюзий, где туманы и льды, готовые вот-вот растаять, кажутся новыми странами и, постоянно обманывая пустыми надеждами мореплавателя, жаждущего открытий, втягивает его в авантюры, от которых он никогда уже не может отказаться, но которые он тем не менее никак не может довести до конца. Прежде чем отважиться выйти в это море, чтобы исследовать его по всем широтам и узнать, можно ли там что-нибудь найти, полезно еще раз взглянуть на карту страны, которую мы собираемся покинуть, и задать себе прежде всего вопрос, нельзя ли удовольствоваться тем, чем она располагает, удовольствоваться этим хотя бы в силу нужды, если нигде, кроме нее, нет почвы, на которой мы могли бы обосноваться; и еще нам нужно узнать, по какому праву владели мы этой страной и можем ли считать себя гарантированными от любых враждебных посягательств».
Итак, философ развернул перед нами карту страны познаний (царства истины) и предлагает внимательно ее проштудировать. Вот магистральная дорога, ведущая в глубь территории — чувственное познание. Соответствующий раздел в книге — трансцендентальная эстетика. По Канту, существуют две априорные, доопытные формы чувственности — пространство и время. Пространство систематизирует внешние ощущения, время — внутренние.

6. Соотношение созерцания и интеллекта.
В 17 столетии соперничали два противоположных направления в теории познания — сенсуализм и рационализм. Сенсуалисты полагали, что главную роль играет чувственное познание, рационалисты, соответственно, отдавали предпочтение интеллекту.
Кант: «Ни одну из этих способностей нельзя предпочесть другой. Без чувственности ни один предмет не был бы нам дан, а без рассудка ни один нельзя было бы мыслить. Мысли без созерцания пусты, созерцания без понятий слепы».
Научное знание представляет собой синтез чувственности и рассудка.
Как осуществляется этот синтез? Ответу посвящена значительная часть трансцендентальной логики. Кант ставит вопрос о реформе логики — Трансцендентальная логика Канта содержательна, она исследует происхождение, объем и значение знаний.

7. Теперь о синтезе знания. Логические формы, которые служат основой синтеза, Кант вслед за Аристотелем называет категориями.
По Канту, категории априорны.

8. Таблица категорий:

1. Категории количества — Единство. Множество. Всеполнота.

2. Категории качества -Реальность. Отрицание. Ограничение.

3. Категории отношения — Субстанция. Причина. Общение.

4. Категории модальности — Возможность. Бытие. Необходимость.

Категории – это предельно общие понятия, как бы скелет познания. Нельзя получить организм, обтянув скелет кожей, так и тело науки представляет собой нечто более сложное, чем заполнение эмпирическим содержанием двенадцати категориальных форм.

9. Идея активности сознания — главное в гносеологии Канта.
Именно в ней философ видел свою основную заслугу. Он даже сравнивал себя с Коперником, считая, что перевернул положение дел в философии не менее кардинальным образом: раньше считалось, что наши знания должны сообразовываться с предметами. Кант исходит из того, что предметы должны сообразовываться с нашим познанием.
Новое, на чем категорически настаивал Кант, состояло в признании активной роли сознания. Вся до-кантовская философия рассматривала интеллект человека как пассивное вместилище идей, которые поступают туда либо естественным, либо сверхъестественным путем. Когда Кант говорит «предмет познания» (и даже «природа»), он имеет в виду не вещи сами по себе, а явления, то есть ту часть действительности, которая вступает во взаимодействие с нашим познанием. И эта часть действительности сообразуется с действиями, которые мы осуществляем в меру нашего разумения, включена в систему нашего разумно организованного опыта. Учение Канта об активности сознания помогло приподнять завесу над одним из самых загадочных процессов — образованием понятий.

10. Конструкция научного знания.
Остов знания — категории, но это еще не само научное знание, это только его возможность, такую же возможность представляют собой и опытные данные — своего рода кирпичи, которые нужно уложить в ячейки конструкции.
Чтобы выросло здание, требуется активный участник строительства, и Кант называет его имя — продуктивное (творческое) воображение.
Интеллект, по Канту, — свободный художник.
Математик А. Пуанкаре в «Математическое творчество». «Процесс научного творчества можно условно разделить на четыре этапа — подготовка, инкубация, озарение, завершение. Первый и четвертый этапы — деятельность сознания, второй и третий – бессознательных компонентов психики. Научное открытие в центральном звене оказывается связанным с неконтролируемой работой психики. Озарение подчас наступает в тот момент, когда сознательные компоненты мышления ослаблены или полностью выключены.»
Это отнюдь не означает, что открытие по своей природе случайно. Только высокоразвитое сознание ученого может создать «эвристическую ситуацию», зафиксировать внимание на новых данных, увидеть их противоречие с существующей теорией.

11. Способность суждений.
Ученый (как и любой другой смертный) должен не только располагать набором общих правил, законов, принципов, но и уметь применять их в конкретных, единичных обстоятельствах. Кант называет это интуитивное уменье способностью суждения. «Способность суждения есть отличительная черта так называемой смекалки, и отсутствие ее нельзя восполнить никакой школой, так как школа может дать даже ограниченному рассудку, как бы вдолбить в него сколько угодно правил, заимствованных у других, но способность правильно пользоваться ими должна быть присуща даже ученику, и если нет этого естественного дара, то никакие правила, которые были бы предписаны ему с этой целью, не гарантируют его от ошибочного применения их… Отсутствие способности суждения есть, собственно, то, что называют глупостью, и против этого недостатка лекарства нет».

12. Роль науки.
Одна из иллюзий, порожденных ранним Просвещением: «Наука все может» — может доказать бытие бога, обосновать бессмертие души, раскрыть все тайны бытия человека. Показать беспочвенность подобных претензий — одна из задач кантовской самокритики разума.
Разум обладает способностью создавать иллюзии, принимать кажущееся за действительное. Задача критики — внести ясность. Разум очищает и систематизирует знание.
Поэтому кантовская диалектика начинается с уточнения понятия «видимость». Это не галлюцинация, не фантом, который представляет собой порождение индивидуального сознания. Видимость — иллюзия, которой «никак нельзя избежать». Нам кажется, что Солнце движется по небосводу, это видят все, но подлинным явлением природы, определяющим смену дня и ночи, служит вращение Земли вокруг своей оси; явление и видимость — различные понятия.
Труднее дело обстоит с трансцендентальной, философской видимостью, когда высказываются суждения о вещах, лежащих за пределами возможного опыта. Трудности разума связаны с тем, что он имеет дело не с научными понятиями (сфера рассудка), а с идеями.

13. Идея — это такое понятие, для которого в созерцании не может быть дан адекватный предмет.
При правильной дисциплине этот орган мышления может сослужить великую службу. Именно благодаря разуму теория переходит в практику, идеи регулируют не только наше познание, но и наше поведение. Из того, что человек никогда не будет поступать адекватно чистой идее добродетели, вовсе не следует, будто она химера. Всякое суждение о моральном достоинстве возможно только при посредстве такой идеи.
Платон, напоминает Кант, выдвинул идею совершенного государства. От нее нельзя отмахнуться под таким предлогом, что она неосуществима. И хотя, по мнению Канта, совершенного строя никогда не будет, тем не менее он считает правильной идею, которая выдвигает этот принцип в качестве прообраза, чтобы, руководствуясь им, постепенно приближать правовое общественное устройство к возможно большему совершенству.
Велика роль идей и в теоретической сфере. Разум доводит рассудочный категориальный синтез до предела, создавая максимально широкие обобщения, выходящие за границы опыта. Три класса идей — о душе, о мире, о боге.

14. Антиномии — это исключающие друг друга равнодоказуемые суждения – тезисы и антитезисы!
В соответствии с четырехступенчатой таблицей категорий перед разумом возникают четыре космологические идеи, где тезис и антитезис существуют на равных основаниях.

1. Тезис: Мир имеет начало (границу) во времени и пространстве. Антитезис: Мир во времени и пространстве безграничен.

2. Тезис: Все в мире состоит из простого. Антитезис: Нет ничего простого, все сложно.

3. Тезис: В мире существует причинность через свободу. Антитезис: Никакой свободы нет, все есть природа.

4. Тезис: В ряду мировых причин есть некая необходимая сущность. Антитезис: В этом ряду нет ничего необходимого, все в нем случайно.

Доказательство тезиса и антитезиса ведется «от невозможности обратного». При всей видимой обоснованности оба противоположных суждения о конечности или бесконечности мира ложны. Они относятся лишь к миру явлений; в мире вещей самих по себе возможно нечто и третье.
Кант поставил диалектическую проблему. «Здесь мы видим удивительнейшее явление человеческого разума, не имеющее ничего подобного этому ни в каком другом применении разума». Стремясь схватить мир как целое, раскрыть его сущность, разум с необходимостью наталкивается на противоречие.

Противоречие — неизбежный момент мышления. Кант совершил великое открытие!

15. Свобода.
Самая важная для Канта третья антиномия. Свобода. Человек живет в двух мирах. С одной стороны, он феномен, клеточка чувственного мира, существующая по его законам, порой далеким от человечности. Но, с другой стороны, он ноумен, существо сверхчувственное, подчиненное идеалу. У человека два характера: эмпирический, привитый окружением, и ноуменальный, интеллигибельный, как бы присущий ему изнутри.
Вспоминая историю возникновения «Критики чистого разума», Кант в одном из писем подчеркивал, что именно антиномии и, в частности, проблема свободы — «Есть свобода в человеке, и напротив: никакой свободы нет, все в нем природная необходимость» — вот что пробудило его от догматического сна и подвигло на критику разума, дабы устранить «скандал противоречия разума с самим собой». За основным вопросом «Критики чистого разума» — как возможны синтетические суждения априори — эхом звучит другой, для Канта более важный — как возможна свобода человека.

Свобода есть, но где она? В мире «явлений» мы ее не обнаружим, человек свободен только в мире «вещей самих по себе».

16. Вера.
Знать о боге, по Канту, ничего нельзя, в него остается только верить. Но что такое вера? Один из последних разделов «Критики чистого разума» называется «О мнении, знании и вере». Вера определена здесь как низшая ступень достоверности по сравнению со знанием (хотя она и выше простого мнения). Если истинность суждения обоснована только с субъективной стороны, а объективное ее обоснование недостаточно, то это вера. Знание представляет собой и субъективное, и объективное признание истинности суждения. «Мне пришлось поднять знание, чтобы освободить место вере», — дерзко заявил мыслитель в предисловии «Критики чистого разума»
Выдвинув тезис: знание выше веры, Кант снабжает его антитезисом-оговоркой: это не относится к моральной вере, которую нельзя сопоставлять со знанием, которая реализуется в поведении.

По Канту, существует три вида веры.

— Прагматическая вера человека в свою правоту в том или ином единичном случае. Цена такой вере — один дукат. «Нередко человек высказывает свои положения с таким самоуверенным и непреклонным упорством, что кажется, будто у него нет никаких сомнений в истинности их. Но пари приводит его в замешательство. Иногда оказывается, что уверенности у него достаточно, чтобы оценить ее только в один дукат, но не в десять дукатов, так как рисковать одним дукатом он еще решается, но только при ставке в десять дукатов он видит то, что прежде не замечал, а именно, что он, вполне возможно, ошибается».

— Доктринальная вера — вера в общие положения. Он готов держать пари на все свое имущество, что хотя бы на одной из видимых нами планет есть обитатели. Это пример доктринальной веры. Сюда же Кант относит и учение о бытии бога. Доктринальная вера содержит в себе все же нечто нетвердое: нередко затруднения, встречающиеся при размышлениях, отдаляют нас от нее, хотя мы постоянно к ней возвращаемся.

— Моральная вера – вера в моральный (нравственный) закон — вопрос об истинности суждений даже и не встает. «Эту веру ничто не может поколебать, так как были бы ниспровергнуты сами мои нравственные принципы, от которых я не могу отказаться, не став в собственных глазах достойным презрения». Верить в бога здесь означает не размышлять о его бытии, а просто быть добрым.

17. Итог Критики – новая Метафизика
Критическая работа завершена. Поле очищено от сорняков, вспахано и удобрено, пора подумать о плодоносных саженцах. Кант знает, какое дерево предстоит ему взрастить. Это будет изложение позитивных начал метафизики.
Для Канта метафизика — мировая мудрость. О метафизике Кант отзывается с величайшим пиететом.
Это для него «завершение всей культуры человеческого разума»; те, кто разочаровался в метафизике, рано или поздно вернутся к ней, как к поссорившейся с ними возлюбленной. Чтобы дух человека когда-нибудь совершенно отказался от метафизических исследований — это так же невероятно, как и то, чтобы мы когда-нибудь совсем перестали дышать из опасения вдыхать нечистый воздух.
Вся беда в том, что в метафизике «можно нести всякий вздор, не опасаясь быть уличенным в лжи».
Кант предрекает новое рождение метафизики «по совершенно неизвестному до сих пор плану». По замыслу Канта, вся система метафизики должна состоять из четырех частей — онтологии, физиологии, космологии, теологии.

«Две вещи наполняют душу все новым и нарастающим удивлением и благоговением, чем чаще, чем продолжительнее мы размышляем о них, -звездное небо надо мной и моральный закон во мне». Кант

******

ЭТИКА КАНТА

«Основы метафизики нравов» (1785) год.

«Критика практического разума» (1788) год.

книга Критика практического разума

 

Новое слово, сказанное Кантом о поведении человека, — автономия нравственности.

1. Предшествовавшие теории были гетерономны, то есть выводили мораль из внешних по отношению к ней принципов.
Одни моралисты видели корень нравственных принципов в некой принудительной санкции — воле бога, установлениях общества, требованиях врожденного чувства.
Другие настаивали на том, что представления о добре и зле суть производные от целей, которых добивается человек, и последствий, которые вытекают из его поведения, от его стремления к счастью, наслаждению, пользе.
Кант утверждает принципиальную самостоятельность и самоценность нравственных принципов.

2. Исходное понятие этики Канта — автономная добрая воля.
«Нигде в мире, да и нигде за его пределами невозможно мыслить ничего иного, что могло бы считаться благом без ограничения, кроме одной только доброй воли. Рассудок, остроумие и способность суждения и как бы там ни назывались таланты духа, или мужество, решительность, целеустремленность как свойства темперамента в некоторых отношениях, без сомнения, хороши и желательны; но они могут стать также в высшей степени дурными и вредными, если не добра воля, которая должна пользоваться этими дарами природы… …Если бы даже в силу особой немилости судьбы или жалкого состояния мачехи — природы эта воля была бы совершенно не в состоянии достигнуть своей цели; если бы при всех стараниях она ничего не добилась и оставалась одна только добрая воля (конечно, не просто как желание, а как применение всех средств, поскольку они в нашей власти), — то все же она сверкала бы подобно драгоценному камню сама по себе как нечто такое, что имеет в самом себе свою полную ценность».
Но кантовская добрая воля не пассивна, от ее носителя требует действия, поступка (применения «всех средств, поскольку они в нашей власти»). Кант говорит лишь о «компасе, который помогает человеку ориентироваться среди бурь и волнений житейского моря». Конечно, любой компас подвержен помехам, но они проходят, а стрелка снова тянется к полюсу, так и потеря моральных ориентиров недолговечна, рано или поздно перед человеком проясняется нравственный горизонт, и он видит, куда ведут его поступки — к добру или злу. Добро есть добро, даже если никто не добр. Критерии здесь абсолютны и очевидны, как различие между правой и левой рукой.
Для того чтобы распознать добро и зло, не нужно специального образования, достаточно интуиции. «Чтобы быть честными и добрыми и даже мудрыми и добродетельными, мы не нуждаемся ни в какой науке и философии».

3. Философия и природная мудрость.
Хотя мораль рождается вне философии, философствование идет ей на пользу. «Невинность, конечно, прекрасная вещь, но, с другой стороны, очень плохо, что eе трудно сохранить и легко совратить. Поэтому сама мудрость, которая вообще-то больше состоит в образе действий, чем в знании, все же нуждается в науке не для того, чтобы у нее учиться, а для того, чтобы ввести в употребление ее предписание и закрепить его».

4. Практический разум. Первенство практического разума над теоретическим.
Только в практической (нравственной) сфере разум решает задачу формирования нравственных понятий и их реализации.
Предмет практического разума — высшее благо, то есть обнаружение и осуществление того, что нужно для свободы человека. Кант говорит о первенстве практического разума перед теоретическим. Главное — поведение, вначале дело, знание потом. Философия вырывается здесь из плена умозрительных конструкций, выходит в сферу жизненно важных проблем, помогая человеку обрести под ногами твердую нравственную почву.

5. Моральный поступок
Моральный поступок выглядит как результат некоего внутреннего императива (повеления), порой идущего вразрез с аморальной практикой окружающей действительности. Повседневный опыт антагонистического общества противостоит моральности, скорее духовно уродует, нежели воспитывает человека.

6. Императивы (веления) Канта.

— Гипотетические (поступок обусловлен целью и предписывается как некое средство);

— Категорические (поступок не обусловлен целью «сам по себе»).

Моральный поступок — следствие категорического императива; человек не стремится при этом достичь никакой цели, поступок необходим сам по себе.

Гипотетический императив
Цели есть 2 — видов:
— 1 вид гипотетического императива: Человек четко знает, что ему нужно, и речь идет только о том, как осуществить намерение.
Хочешь стать врачом — изучай медицину. Императив выступает в качестве правила уменья. Последнее не говорит о том, хороша ли, разумна ли поставленная цель, а лишь об одном — что нужно делать, чтобы ее достичь.
— 2 вид гипотетического императива: цель имеется, но весьма туманная. Дело касается счастья человека(как удовлетворения его желаний). Гипотетический императив приобретает здесь форму советов благоразумия.
Хотя каждый человек желает достичь счастья, тем не менее он не в состоянии определенно и в полном согласии с самим собой сказать, чего он, собственно, хочет, что ему нужно.
В отношении внешнего счастья (удовлетворения) невозможен никакой императив, который в строжайшем смысле предписывал бы совершать то, что делает счастливым.
Человек стремится к богатству — сколько забот, зависти и ненависти он может вследствие этого навлечь на себя?
Он хочет знаний и понимания — нужны ли они ему, принесут ли они ему удовлетворение, когда он узрит скрытые пока что от него несчастья?
Он мечтает о долгой жизни, но кто поручится, что она не будет для него лишь долгим страданием?

Нравственность нельзя построить на таком зыбком основании, каким является счастья, зависящего от внешних факторов и целей, необходимо искать внутренние мотивы счастья. Моральный закон только потому мыслится как объективно необходимый, что он должен иметь силу для каждого, кто обладает разумом и волей.

Категорический императив Канта
Категорический императив Канта в окончательной формулировке звучит следующим образом: поступай так, чтобы правило твоей воли могло всегда стать принципом всеобщего законодательства.
По сути дела, это парафраз древней истины: веди себя в отношении другого так, как ты хотел бы, чтобы он вел себя в отношении тебя. В поступке думаем о других и базируемся на принципах внутренней морали.
— Кантовский категорический императив нетрудно подвергнуть критике: он абсолютен, как библейские заповеди. Например, не укради. А если речь идет о куске хлеба, и я умираю от голода, и хозяину хлеба потеря этого куска ничем не грозит? Кант вовсе не за то, чтобы люди умирали, а рядом пропадала пища. Просто он хочет называть вещи своими именами. На худой конец, укради, только не выдавай свой поступок за моральный. Вот в чем вся соль. Мораль есть мораль, а воровство есть воровство. В определениях надо быть точным.
Во всех случаях жизни, настаивает философ, надо быть правдивым. Даже если злоумышленник, решивший убить твоего друга, спрашивает тебя, находится ли его жертва у себя дома, не лги. У тебя нет гарантий, что твоя ложь окажется спасительной. Правдивость есть долг, и стоит только допустить малейшее исключение из этого закона, чтобы он стал шатким и ни на что не годным. Моральная заповедь не знает исключений. Он полагал, что мораль (как и право) не должна приспосабливаться к этим противоречиям. В морали человек обретает незыблемые опоры, которые могут помочь в кризисной ситуации.

7. Долг
Наиболее прочная опора нравственности, единственный истинный источник категорического императива — долг.
Только долг, а не какой-либо иной мотив (склонность и пр.) придает поступку моральный характер.

Окончательная формула долга Канта — «Собственное совершенство и чужое счастье»

Здравый смысл и человечность должны быть всегда на страже, они для Канта – главное в выполнении долга. Не нужно забывать о том, сколь относительны наши представления о счастье и как опасно насиловать волю других.
Поэтому надо самым решительным образом отвергнуть ту уродливую трактовку, которую придали идее долга (ссылаясь порой на Канта) идеологи немецкого фашизма. «Превыше всего долг, ты должен быть верным солдатом фатерлянда и фюрера», — учили в школах и в казармах. Кант же требовал от человека быть прежде всего человеком и думать о человечестве. Фашизм рассматривал человека только как средство осуществления человеконенавистнической идеи истребления и порабощения народов.
Цель (долг) не оправдывает средства, покоящиеся на горе и страдании других.

Долг признает ценность человеческой личности.
Кант был в числе первых мыслителей, провозгласивших безотносительную ценность человеческой личности независимо от расовой, национальной и сословной принадлежности. Один из вариантов категорического императива гласит: «Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице и в лице всякого другого как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству».
Цитата взята из «Основ метафизики нравственности», в «Критике практического разума» сказано не менее решительно… «Человек… есть цель сама по себе, и никогда никем (даже богом) не может быть использован только как средство».
Многое зависит от самого человека. Есть такое понятие — достоинство.
Надо знать, что это значит, и уметь сохранять его. Не становитесь холопом другого человека. Не допускайте безнаказанного попрания ваших прав. Не делайте долгов (если у вас нет полной уверенности, что вы можете их вернуть). Не принимайте благодеяний. Не становитесь прихлебателями или льстецами. Тогда, говорит Кант, «вы сохраните свое достоинство. А кто превратил себя в червя, пусть не жалуется потом, что его топчут ногами.»

Специально для класса «мыслителей» Кант сформулировал понятие ДОЛГА в следующих максимах:
1) Думать самому.
2) Мысленно ставить себя на место другого.
3) Всегда мыслить в согласии с самим собой.
Интеллект дан человеку для того, чтобы его духовный горизонт был достаточно широк, а образ мысли последователен.

Долг не фанатизм!
Решительно высказывается Кант против любого фанатизма, характеризуя его как «нарушение границ человеческого разума». Только трезвое осознание долга руководит поведением мыслящего человека.

«Долг! Ты возвышенное, великое слово, в тебе нет ничего приятного, что льстило бы людям, ты требуешь подчинения, хотя, чтобы побудить волю, и не угрожаешь тем, что внушало бы естественное отвращение в душе и пугало бы; ты только устанавливаешь закон, который сам собой проникает в душу и даже против воли может снискать уважение к себе (хотя и не всегда исполнение); перед тобой замолкают все склонности, хотя бы они тебе втайне противодействовали, — где же твой, достойный тебя источник и где корни твоего благородного происхождения, гордо отвергающего всякое родство со склонностями, и откуда возникают необходимые условия того достоинства, которое только люди могут дать себе?
Это может быть только то, что возвышает человека над самим собой (как частью чувственно воспринимаемого мира), что связывает его с порядком вещей, который может мыслить только рассудок и которому вместе с тем подчинен весь чувственно воспринимаемый мир… Это не что иное, как личность».

Здесь потребуется одно терминологическое уточнение. Личность есть нечто большее, чем просто мыслящий человек. Быть личностью — значит быть свободным, реализовать свое самосознание в поведении. Ибо истинная природа человека — его свобода (внутренняя).

8. Свобода
Свобода с точки зрения этики не произвол. Не просто «Хочу — поступлю так, а хочу – совсем наоборот.» Нравственная свобода личности состоит в осознании и выполнении долга. Перед самим собой и другими людьми, перед Богом.
По Канту «свободная воля и воля, подчиненная нравственным законам, — это одно и то же».

Как, по Канту, возможна свобода человека?
Человек — дитя двух миров. Принадлежность к чувственно воспринимаемому (феноменальному) миру делает человека игрушкой внешней причинности, здесь он подчинен посторонним силам — законам природы и установлениям общества. Но как член интеллигибельного (ноуменального) мира «вещей самих по себе» он наделен свободой. Эти два мира не антимиры, они взаимодействуют друг с другом. Интеллигибельный мир содержит основание чувственно воспринимаемого мира.
Так и ноуменальный характер человека лежит в основе его феноменального характера. Беда, когда второй берет верх над первым. Задача воспитания состоит в том, чтобы человек целиком руководствовался бы своим ноуменальным характером. Принимая то или иное жизненно важное решение, исходил бы не из соображений внешнего порядка (карьера, барыш и пр.), а исключительно из повеления долга. Для того чтобы не совершалось обратного, человек наделен совестью — удивительной способностью самоконтроля.

9. Совесть
«Человек может хитрить сколько ему угодно, чтобы свое нарушающее закон поведение, о котором он вспоминает, представить себе как неумышленную оплошность, просто как неосторожность, которой никогда нельзя избежать полностью, следовательно, как нечто такое, во что он был вовлечен потоком естественной необходимости, чтобы признать себя невиновным; и все же он видит, что адвокат, который говорит в его пользу, никак не может заставить замолчать в нем обвинителя, если он сознает, что при совершении несправедливости он был в здравом уме, т. е. мог пользоваться своей свободой».
Механизм совести устраняет раздвоенность человека. Нельзя все правильно понимать, но неправедно поступать; знать одно, а делать другое.
С совестью нельзя играть в прятки. Никакие сделки с ней невозможны. И ее не усыпишь, рано или поздно она проснется и заставит держать ответ.
«Определи себя сам, проникнись сознанием морального долга, следуй ему всегда и везде, сам отвечай за свои поступки» — такова квинтэссенция кантовской этики, строгой и бескомпромиссной.

10. От куда Мораль появилась?
Мораль отличает человека от животного, но откуда она взялась, остается для Канта величайшей загадкой мироздания, как и само мироздание.
«Две вещи наполняют душу все новым и нарастающим удивлением и благоговением, чем чаще, чем продолжительнее мы размышляем о них, — звездное небо надо мной и моральный закон во мне» — так звучит один из заключительных абзацев «Критики практического разума».
Что же требуется для поиска? 2 пути познания:
— изучение внешнего мироздания,
— исследования мироздания внутреннего.
Хранительницей и наставницей познания человека всегда должна оставаться философия.

Слово далеко не всегда влечет за собой дело. Поучать легче, чем следовать поучениям.
Достойный пример – Кант. Кант-моралист и Кант-человек — одно и то же.
Конечно, он не всегда и не во всем руководствовался прописями категорического императива.
Бывал мелочен (особенно к старости), чудаковат, нетерпелив, прижимист (даже когда наступило материальное благополучие), педантичен (хотя отдавал себе отчет в том, что педантизм зло, «болезненный формализм», и ругал педантов), не терпел возражений. Жизнь заставляла идти на компромиссы, и он порой хитрил и дипломатничал. Но в общем и целом его поведение соответствовало тому идеалу внутренне свободной личности, который он набросал в своих этических произведениях. Была цель жизни, был осознанный долг, была способность управлять своими желаниями и страстями, даже своим организмом. Был выработан характер философа. Была доброта.

******

ЭСТЕТИКА КАНТА

 

«Критика способности суждения»(1790) год.

kant2

 

 

Система философии эстетики возникла у Канта лишь после того, как он обнаружил между природой и свободой своеобразный «третий мир» — мир красоты.

1. Эстетика — учению о красоте.
Единый подход к живой природе и художественному творчеству на основе принципа целесообразности — одна из основных идей «Критики способности суждения».
Кант подметил: «При виде произведения изящного искусства надо сознавать, что это искусство, а не природа; но тем не менее целесообразность в форме этого произведения должна казаться столь свободной от всякой принудительности произвольных правил, как если бы оно было продуктом одной только природы».
Открытие Канта поразило умы современников. Произведение искусства рождается по частям — одна часть уже готова, другие существуют только в замысле художника. Но окончательное творение — целостный организм. Тут недопустимо произвольное вмешательство. Творение художника или Бога – не важно. Феномен красоты гибнет от неумелой руки, нарушающей созданную художником гармонию, «целесообразность».

2. Природа – подлинная эстетика (красота).
«Я утверждаю, что питать непосредственный интерес к красоте природы (а не только обладать вкусом, чтобы судить о ней) всегда есть признак доброй души».
Причем Кант предупреждал: «Грядущие века все больше будут удаляться от природы».
Природа — своего рода произведение искусства. Как нельзя вторгаться в жизнь художественного организма, так нельзя нарушать гармонию природы, сложившееся в ней целесообразное равновесие.

3. К философии – через Крастоу.
Кант видит в эстетике «пропедевтику всякой философии». Это значит, что систематическое изучение философии следует начинать с теории красоты, тогда полнее раскроется добро и истина.

4. Возвышенное и прекрасное.
Эстетическое не монолит. У него две ипостаси, два лица. Одно обращено преимущественно к знанию — прекрасное, другое преимущественно к морали — возвышенное.
Основание для прекрасного»мы должны искать вне нас, для возвышенного — только в нас и в образе мыслей».
Кант пишет о мире человеческих чувств, рассматривая их через призму двух категорий — прекрасного и возвышенного. Ночь возвышенна, рассуждает Кант, день прекрасен. Возвышенное волнует, прекрасное привлекает. Возвышенное всегда должно быть значительным, прекрасное может быть и малым. Красота поступка состоит прежде всего в том, что его совершают легко и как бы без напряжения; преодоленные трудности вызывают восхищение и относятся к возвышенному.

Вот выразительная запись из черновиков Канта. «Красота должна быть неизреченной. Мы не всегда можем выразить в словах то, что мы думаем».

Прекрасное — 4 определения прекрасного.
— 1. Прекрасное — прекрасно то, что нравится, без объяснений.
«Прекрасно то, что всем нравится без посредства понятия».
Еще древние заметили, что возможна сверхчувственная красота. Чтобы насладиться красотой предмета, надо уметь оценить его достоинства. Иногда это происходит «сразу», а иногда требует времени и интеллектуальных усилий. Чем сложнее предмет, тем сложнее, тем специфичнее его эстетическая оценка. Научная красота только для специалиста. Чтобы понять красоту математической формулы, нужно обладать художественной культурой, но прежде всего — знать математику.
— 2. Прекрасное — «свободная игра», которое Кант решительнее, чем кто-либо другой до него, ввел в эстетику. Когда человек теряет из виду один из планов искусства, он оказывается вне сферы его действия. Наслаждение искусством — соучастие в игре. Кант проник в самую суть проблемы.
— 3. Целостная картина красоты – с сопутствующим окружением (контекстом). Воспринимается целостно, без отрыва от окружения. Красота цветка в поле.
«Красота — это форма целесообразности предмета, поскольку она воспринимается в нем без представления о цели».
Идеал красоты, состоит в «выражении нравственного». А один из заключительных выводов эстетики Канта гласит: «Прекрасное есть символ нравственно доброго». Так мы оказываемся в сфере поведения человека.
— 4. «Прекрасно то, что познается без посредства понятия как предмет необходимого благоволения». Суждение вкуса обязательно для всех. Прекрасное вызывает интерес в обществе, это средство общения и показатель общительности. Культура, прекрасное – объединяет людей.

Идея красоты.
Все рассмотренные четыре определения красоты суммируются в одном. «Красотой вообще (все равно, будет ли она красотой в природе или красотой в искусстве) можно назвать выражение эстетических идей».
Эстетическая идея есть представление, которое «дает повод много думать», но которому не может быть адекватным никакое понятие. («И, следовательно, никакой язык не в состоянии полностью постигнуть его».) Красота у Канта немыслима без идеи красоты.
Основание для прекрасного»мы должны искать вне нас, для возвышенного — только в нас и в образе мыслей».

Возвышенное.
Что же такое возвышенное?
Восприятие возвышенного всегда связано с определенного рода волнением, которое возникает при созерцании предметов, размеры или сила которых превосходят привычные нам масштабы.

Возвышенное – мера нравственности.

Возвышенное — нарушение привычной меры, вместе с тем в нем есть своя внутренняя мера. Так возвышенное оказывается мерилом нравственности. В соединении с идеей доброго — это энтузиазм, без которого «не может быть достигнуто ничего великого».
Возвышенное, пройдя через критерии нравственности, обретает для человека безграничные духовные потенции. Наличие морального закона в каждом из нас создает условия общего для людей наслаждения возвышенным.

Прекрасное в искусстве.
Единство истины, добра и красоты находит дополнительное обоснование в учении об искусстве.
Различные виды искусства — это различные виды красоты. Может быть красота мысли и красота созерцания. В результате перед нами три вида изящных искусств — словесное, изобразительное и искусство игры ощущений.
Словесные искусства — это поэзия — высшей формой творчества.
«Она расширяет душу, давая свободу воображению и в пределах данного понятия из бесконечного многообразия возможных согласующихся с ним форм, предлагая форму, сочетающую изображение понятия с таким богатством мыслей, которому не может быть адекватно ни одно выражение в языке. Она укрепляет душу, давая ей почувствовать свою свободную, самодеятельную и независимую от обусловленности природы способность — рассматривать природу как явление в соответствии со взглядами, которые сама природа не дает в опыте, и таким образом пользоваться природой ради сверхчувственного».
Значение поэзии в том, что она совершенствует наши и интеллектуальные, и моральные потенции, играя мыслями, она выходит за пределы понятийных средств выражения и тренирует тем самым ум; она возвышает, показывая, что человек не просто часть природы, но созидатель мира свободы.
Изобразительные искусства – живопись.
Изобразительные искусства включают в себя искусство чувственной истины (пластику) и искусство чувственной видимости (живопись). К пластике относятся ваяние и зодчество.
Искусство изящной игры ощущений – музыка. Опирается на слух и зрение.
Это игра звуков и игра красок. По силе возбуждения и душевного волнения музыку Кант ставит на второе место после поэзии.
Сочетание основных видов искусства дает новые виды художественного творчества:
Красноречие в сочетании с живописью — драму,
Поэзия в сочетании с музыкой — пение,
Пение в сочетании с музыкой — оперу и т. д.

5. Гении творчества
Для суждения о произведении искусства нужен вкус, для их создания требуется гений.
Способности души, сочетание которых образуют гений, — воображение и рассудок.
Четыре признака характеризуют «гений»:
1) это способность создавать то, для чего не может быть дано никакого правила,
2) созданное произведение должно быть образцовым, передавать Идею,
3) автор не может объяснить другим, как возникает его произведение,
4) искусство творчества, связано с внутренней свободой.

«Для распространения своих идей я всегда мечтал найти поэтическую натуру, которая обладала бы способностью создать живую картину, соответствующую чистым понятиям рассудка, но не надеялся на это, так как талант, попадается столь редко, что нельзя рассчитывать на быструю встречу с ним». Кант
Эстетическое воспитание предполагает формирование всесторонне развитой личности, «целостного человека», способного не только к потреблению, но и к творчеству.
В сфере эстетического лежат импульсы к творчеству не только практическому, но и теоретическому.
Кант пришел к эстетике, отталкиваясь не от проблем искусства, а от потребностей философии.
Через эстетику и согласно его учению о «ноумене» человек в единичном может увидеть всеобщее, в явлении раскрыть сущность. Гете назвал его «созерцательной способностью суждения».
Слова «Фауста» Гете в переводе Б. Пастернака это звучит так:
«Не умствуй о любви. Какой в том толк?
Живи. Хоты миг живи. Жить — это долг.»

******

4 вопроса человека о человеке!

kant6

Три прежних основных вопроса своей философии он дополняет теперь четвертым, самым главным, — о человеке. Вот свидетельство, относящееся к середине 90-х годов: «Поприще философии в этом широком значении можно подвести под следующие вопросы:

1) Что я могу знать?

2) Что я должен делать?

3) На что я могу надеяться?

4) Что такое человек?

Философия Канта оптимистична.

Он не только любит человека, но и верит в него, надеется на его разум, волю, благородство.

Вера, Надежда, Любовь — эта триада значила для Канта столь же много, как и уже известная нам — Истина, Добро, Красота.

 

Наверх

 

******

Литература:
1. Кант, Иммануил. СОЧИНЕНИЯ В ШЕСТИ ТОМАХ М., «Мысль», 1965. (Философ. наследие).
2. Гулыга А.В. «Кант» (ЖЗЛ- Жизнь замечательных людей) — М., Молодая гвардия, 1981г — 303с.
3. Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших. Том 3. Новое время (от Леонардо до Канта). — ТОО ТК «Петрополис», 1996. — 736 с.

 

Иммануил Кант. Фильм из цикла «Философы» («Filosofos»)

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники